Наши походы
Полезные статьи
Поиск

Поисковый запрос должен быть не менее 4-х символов.



 

 

Наши встречи на Онежском озере.

Один из самых волнующих и запоминающихся моментов в походе - это встречи с разными людьми - туристами, рыбаками, лесниками. Особенно если это Онежское озеро, где каждая встреча - целое событие, где можно плавать неделями и не встретить ни одного человека.

1991 год, Большая губа, рыбаки на моторке с палией.

Эта встреча произошла в наш самый первый поход на Онегу, на второй день. Мы только собирались перекусить, начали подходить к берегу, нашли небольшую бухту, а там - моторка с рыбаком. Он долго и с большим удивлением рассматривал наш катамаран, крутил головой и о чем-то сокрушенно вздыхал. А потом, разговорившись, поинтересовался, ловим ли мы рыбу. Ну в-общем то нам не до того, был наш ответ, некогда нам - еще идти и идти. Рыбак очень изумился нашему ответу - так мол рыбы здесь столько, что и делать-то ничего не надо - привяжи леску за катамаран, блесну побольше, и иди себе - рыба сама сядет. И в доказательство этого он поднял со дна лодки здоровенную рыбу, ну никак не меньше 3-4 килограмм. Наше изумление не поддаётся описанию. И это где? - был вопрос. Да вот вот здесь, шел на моторке вдоль берега, бросил блесну, рыба на нее и села через полчаса. Надо сказать, что рыба эта была не из простых - либо лосось, либо форель. Сразу же были брошены все дела, вылетело из головы, что нам, в-общем то, совершенно некогда заниматься не то что рыбалкой, но даже и изготовлением снастей. Был извлечен спининг, налажена снасть и мы принялись курсировать вдоль берега, надеясь выловить рыбину ну никак не меньше. Ходили мы вдоль берега почти до самой темноты, а наступает она нескоро. Конечно же, ничего мы не поймали. Теперь, проходив на Онегу не один сезон, я понимаю, сколь сложно ловить на Онеге, и рыбак просто подшутил над нами.

1995 год, первые пески, дедушка, бабушка и внук 3 лет на байдарке.

Эта встреча произошла когда мы уже возвращались к точке старта, в самом конце похода. Стояли мы на первых песках, уже не очень далеко от Медвежьегорска. Это был уже наш третий поход на Онегу, мы узнали ее суровый нрав, и поэтому велико было наше удивление, когда далекая точка на горизонте начала приближаться и постепенно превратилась в видавшую виды байдарку "Таймень". И еще большее было наше изумление, когда, пристав к берегу, мы рассмотрели экипаж этой байдарки. Да, все-таки разные люди ходят на Онегу. Итак, экипаж состоял из дедушки с бабушкой, которым было лет под 70 и маленького то ли внука, то ли их правнука лет трех. Тут мы уже просто не знали, завидовать им или огорчаться. К этому времени мы уже пережили и почти океанские волны, и шквалы, поломки швертов и рулей при грозах. Поэтому вид довольно потрепанной байдарки вызвал у нас уважение, смешанное с бепокойством - ходить на таком озере на байдарке мы отказывались категорически - жизнь дороже. А они - ничего, мы говорят, вдоль берега, чуть ветер подымется - мы сразу на берег. А где же родители внука - был вопрос. Ответ внушил нам уважение - они на Китое, а мы вот тут с внуком отдыхаем.
Да, нам бы в их года так отдыхать на Онеге...

1995 год, Ажеп, туристы из Санкт-Петербурга.

В далеком 1995 году произошла у нас интересная встреча с туристами из Санкт-Петербурга на мысе Ажеп. Дело было так.
Накануне стояли мы на Палеострове, была жара и безветрие. Уже под вечер приняли решение идти дальше - погода позволяла, да и пора было. Сборы подходили уже к концу, когда внезапно налетевший порыв ветра мягко (потому что кругом были ёлки) повалил катамаран на бок. Шуток было несколько - оказывается, они все-таки киляются, но хорошо, что это на берегу (а споров об опрокидывании катамаранов было много). И еще один практический вывод - при порывистом ветре никогда не ставить грот на стопора.
Ну ладно, собрались, погрузились, пошли. Сначала дул небольшой ветер, разогнавший небольшую волну, потом он сдох, но волна осталась. Делать нечего, взялись за весла, пошли, слава Богу, тогда еще можно было ходить и на веслах. Дети улеглись спать, а мы стали не спеша галерничать. Солнце тем временем село, но было светло - ночи еще были белые. Второй наш экипаж ( на "Альботросе"), благо они были намного легче, тем временем подошел на траверс мыса Лебнаволок и по рации поинтересовался - может дальше не пойдем? Но мы были упорны - нам до мыса Ажеп. И через час они уже сообщали нам, что Ажеп уже близко. А тем временем темнело и начал задувать сначала легкий бриз, который быстро стал крепчать. В-общем, когда мы были на траверсе Лебнаволока, ветер разогнал уже приличную волну. Но делать было нечего, мы подошли поближе к берегу и отдались на волю ветра.
Спустя всего каких-нибудь 40 минут мы уже были на траверсе Ажепа, влетаем в пролив между островами - темно, никого не видно. Нашим по рации сообщаем - мы зашли за мыс, включите фонарь. И тут буквально в лоб нам вспыхнули ярким светом - мы были буквально в 20 метрах от наших друзей ! А на берегу что-то белело, которое впоследствии оказалось собакой породы афганская борзая по кличке Монро. Быстро разгрузились, поставили палатки, сонных детей занесли на руках. Наш эрдельтерьер Граф проявил сначала интерес к сестре по разуму, но, получив быстый отлуп, этот интерес быстро потерял. На берегу нас ждал мужичок, предложивший горячего чаю, мы его поблагодарили, сказав: до завтра.
Наутро ветер еще окреп, и мы принялись отдыхать. Мужичок с берега оказался туристом из группы Санкт-Петербурга, стоявшими на этом мысу уже не первый год. От них мы услышали историю про открытие замечательного минерала шуньгит, названного так по имени поселка Шуньга, расположенного на берегу одноименной губы. А шуньгит открыли случайно, когда после войны по всей стране искали залежи урановых руд и обнаружили своеобразный минерал под поселком Шуньга. Военные даже построили асфальтовую дорогу до поселка, но минерал оказался столь беден, что разрабатывать месторождение не стали, но зато открыли его замечательные свойства по уникальной очистке воды. По словам наших коллег, вода в этом месте была столь отменного качества, что ее они рекомендовали пить в сыром виде прямо из озера.
А вечером они угостили нас совершенно великолепными копчеными окунями, которых наловили накануне. Надо сказать, что мы первый раз попробовали копченую рыбу и с тех пор она прочно вошла в наш рацион.
Монро спать в палатку не пускали, в отличие от нашего пса, и вообще жила она более вольготно. А поэтому обленилась, и когда ходила пить, то ложилась на край воды, открывала пасть и ждала, когда набегавшая волна сама плеснет ей.
Чем был хорош мыс Ажеп - своим великолепным пляжем, сосновым бором, чистейшей водой и расположением. Если с одной стороны дул ветер, то на другой было полное спокойствие и жара.

1998 год, яхты на острове Мег.

В 1998 году мы первый раз вблизи увидели яхты - сначала на острове Хед, затем - на острове Мег. И тут мы даже несколько порадовались за нашу конструкцию - ведь в отличие от нас, яхты обладали 2 недостатками - у них был большой глубоко стоящий киль, из-за которого они могли подойти к берегу далеко не везде и на ходу они имели крен, доходящий до 35 градусов. В отличие от них, наш катамаран крена не имел вообще (зато, как писали более опытные люди, переворачивался на раз-два) и проблема подхода к берегу у нас не стояла. Конечно, мы проигрывали в мореходности, зато, имея возможность высадиться на берег практически в любом месте, мы могли увидеть и узнать гораздо больше. Конечно, на яхте другой уровень комфорта, но сходить на берег по малейшим причинам (даже помыть посуду) - это суета еще та.

2001 год, Оленьи острова, Козлов на Джонсоне.

В 2001 году нам наконец-то удалось обойти всё Заонежье. Начинался этот поход в Лижемской губе, пожалуй, с единственной точки, куда можно подъехать на машине для сборки катамарана. Особенность нашего старта была в том, что для сборки уже тримарана необходимо достаточно большое время - порядка полутора суток, поэтому требовалось ставить палатки, готовить еду и все такое прочее. Место, конечно, не очень, хорошо “жрет” всякая летучая гадость, но мы были рады и этому.
Через день мы собрались и вышли. Куда идти, где искать место под стоянку - мы не знали. На наше счастье, через 2 часа к нам подплыл рыбак по фамилии Козлов на весьма солидном катере, оснащенном мотором "JONSON", мощностью лошадей 60. Он-то нам и посоветовал место - отличная небольшая, со всех сторон закрытая бухта с небольшим печаным пляжем. Правда предупредил - на берегу есть баня - не ломать. Место действительно оказалось отличным, а Козлова местные мужики знали, называя его первым браконьером на Онеге. Потом он к нам приезжал каждый день, видимо контролировал, цела ли его баня.


2002 год, Южный острова, компания из двух катамаранов.
2003 год, остров Мег, профессор химии Владимир Александрович Наумов.
2005 год, остров Хед, рыбаки из Пяльмы.
2005 год, остров Хед, Анатолий на катамаране "Гнедой".